Баннер
24.04.2020

Культура vs COVID-19: как музеи, театры и культурные институции выживают на карантине

Фото автора
Анна Соха

На этой неделе Кабмин продлил карантин, который уже продолжается почти полтора месяца, до 11 мая. А с ним — и длинный список запретов и ограничений.

Карантин негативно сказываются на многих сферах бизнеса. Общепит, туризм, авиакомпании и многие другие несут огромные убытки. Часть украинцев осталась без работы: только официально, по данным Госслужбы занятости, с 12 марта до 17 апреля такой статус получили более 100 тысяч человек и эта цифра продолжает расти с каждым днем. 

Едва ли не больше всего пандемия ударила по культурным институциям и креативной индустрии. Из-за карантина множество культурных организаций и проектов в принципе перестало зарабатывать. Сейчас одни из них надеются на гранты, другие ищут новые пути заработка, а третьи и вовсе оказались на грани закрытия.

Государство вместо того, чтобы помочь культуре удержаться на плаву, не только не предоставило помощи, но и едва не урезало финансирование этой сферы на сотни миллионов гривен. И лишь после поднявшегося в медиа и соцсетях хайпе отступило. 

«Люк» поговорил с участниками харьковских культурных институций и не только о том, каким образом изменилась их работа в связи с карантином, как они адаптируются в диджитал-пространстве, ищут финансы и черпают вдохновение в этом сложном времени. 

 

  

Наталья Иванова, директорка ЕрмиловЦентра

«Карантин внес изменения в наш рабочий график. Совместно с коллегами из Центра современного искусства (Торунь, Польша) мы готовили выставку “Штучний біль”, посвященную современному украинскому искусству. 3 апреля должны были поехать на открытие в Польшу. 

Из-за карантина перенесли выставку в онлайн-формат. Сделали серию роликов, рассказали о художниках. Все это потребовало дополнительных усилий как с нашей стороны, так и со стороны польских коллег. 

Выставка Сергея Якименко “Paradise Day” успела проработать в ЕрмиловЦентре всего две недели. Для тех, кто не попал на нее, мы сняли видеотур совместно с Университетской медиастудией

В конце апреля у нас должна была открыться выставка Харьковской школы фотографии. Кураторы готовят ее содержание и строят экспозиции. Когда карантин закончится и разрешат массовые мероприятия, проект будет в состоянии 90% готовности — останется только все повесить и пригласить посетителей. 

Также пишем грантовые заявки. Организации, которые дают гранты культурным институциям, решили не сворачивать свои программы, а наоборот поддержать культуру, объявили новые конкурсы. Дополнительно разрабатываем сувенирную продукцию. 

Из-за большого количества проектов нам обычно не хватает времени на стратегическое планирование. Сейчас появились такие возможности. Плохо, что они связаны с карантином, но стараемся использовать их максимально продуктивно».



Анастасия Палий, программная директорка подготовительного отделения Харьковской школы архитектуры (ХША)

«Переход в онлайн-режим у нас прошел за день, мы не делали пауз в обучении студентов и в работе команды. Мы помогли студентам быстро адаптироваться, советовали как не потерять мотивацию, как лучше организовать работу дома, что читать и смотреть и как обучаться онлайн. 

Все скучают за атмосферой и комьюнити, но ни один студент не покинул ХША в период карантина. Все общение ушло в Zoom, мы ставим и выполняем задачи онлайн в общем облаке. Планируем провести онлайн-вечеринку. 

В этом семестре для обучения мы выбрали тему "Планы на завтра", запустили программу еще в феврале. На первой встрече говорили о градопланировании во время пандемии. Следующие занятия будут посвящены переосмыслению архитектуры в условиях новой реальности.

Также запустили Публичную программу ХША онлайн — это серии открытых образовательных событий, которые традиционно проходят в ХША. Кураторы, преподаватели и тьюторы проводят дискуссии на острые темы, связанные с изменениями и вызовами современности вокруг архитектуры. Следующая встреча — “Гипердом: как изменится наше представление о доме после карантина” — состоится в эту пятницу. 

Кроме публичной программы, продолжили работу над Конкурсом для старшеклассников "Будь архитектором". Он даст возможность ученикам со всей Украины попробовать себя в первом архитектурном проекте и выиграть сертификаты на обучение в ХША. К сожалению, пришлось отменить программу подготовительного отделения Студии 14+ для подростков. Думаем о том, как провести эти курсы летом. 

Для нас самое главное на карантине — поддерживать тесную дружескую атмосферу и вместе решать, как дальше будет проходить обучение. Отчасти пандемия — это возможность и проверка каждого на момент самодисциплины». 



Денис Стадник, спiвзасновник, куратор арт-простору Худпромлофт

«Соціальні проєкти в Худпромлофті зараз на паузі. Основна задача — провести на кафедрі захист дипломних робіт та перший випуск студентів. 

Ми створювали Худпромлофт як неформальне середовище для студентів Академії дизайну та мистецтв. Вчились проводити заходи, влаштовували виставки. Приміщення було занедбане, нам вдалось привести його до ладу. Згодом відкрили в Худпромлофті першу в Україні кафедру сучасного мистецтва, назвали її кафедрою мистецьких та візуальних практик. 

Зараз у нас чотири курси, біля 200 студентів, намагаємось видавати їм завдання. Але у зв'язку з карантином нам дуже складно комунікувати. Цього року студенти вперше повинні були захищати диплом — це має бути наш перший випуск. 

Проблема в тому, що для багатьох проєктів потрібні майстерні, аби вирішувати технічні питання. Через карантин доступ до Худпромлофта закритий. Зараз студенти шукають інші шляхи — вдома, на колінці, дехто вчиться працювати з віртуальним простором, аби втілити власні задуми. 

Дуже хвилюємось через професійність цих проєктів і сподіваємось, що зможемо таки провести захист дипломів та випустити студентів». 



Татьяна Голубова, директорка театра «Нефть»

«Карантин очень поменял жизнь театра. Мы были первыми, кто попал под раздачу, так как спектакль — это массовое мероприятие. Школам или курсам легче придумать онлайн-альтернативу, наш продукт — это спектакли и мы никак не можем их заменить. Выкладывать старые записи и просить за них деньги — совсем не корректно, потому что это не заменит посещение театра, теряется атмосфера. 

“Нефть” направила свою деятельность на то, чтобы поддерживать коммуникацию с лояльными зрителями онлайн. Мы хотим их подбодрить, поэтому придумываем новые онлайн-форматы, записываем видеоролики с актерами, делаем подборки зарубежных перформансов, которые есть в открытом доступе. Например, наша режиссерка Нина Хижная сделала подборку любимых спектаклей, которые зрители не увидят в Харькове. 

Мы независимый театр, сами окупаем себя за счет спектаклей, у нас нет никаких спонсоров. Пока спектаклей нет, пытаемся найти пути, чтобы заработать. Например, думаем про онлайн-перформанс, который будет адаптирован под контекст того, что происходит сейчас в мире. 

Наша команда недавно обсуждала, кто что думает по поводу изоляции. Мы поняли, что актерам интересно исследовать этот вопрос с помощью театра. Также запустили профиль на Patreon, там уже есть подписчики. Стараемся их как-то поощрять: даем бонусы в виде экскурсии за кулисы, открываем доступ к музыке из наших спектаклей, а курочка София (персонаж спектакля и талисман театра) может упомянуть подписчиков в одном из видео. 

С актерами тоже стараемся поддерживать коммуникацию. Созваниваемся в Zoom и обсуждаем идеи перформансов. Можно сказать, что нашим актерам карантин даже помог — это небольшая пауза, когда ты можешь сосредоточиться, отрефлексировать и творить. 

Художественный руководитель Артем Вусик работает над сценарием нового спектакля и параллельно делает спектакль “Повія” в Zoom вместе с 12 актерами со школы актерского мастерства “Тесто”. Они собираются в режиме видеоконференции, режиссер наблюдает, как актеры исполняют миниатюры, а композитор Саша Малацковская играет на фортепиано.

Конечно, не хватает живого контакта, когда мы все вместе собираемся, музыканты джемят, актеры импровизируют, рождается химия и синергия. Несмотря на это, сейчас хорошее время креативить, возможно, некоторые идеи к нам бы даже не пришли, если бы не такая ситуация. Это время, когда мы переосмысливаем то, что делаем и то, что хотим делать».



Оксана Сигарева, основательница и руководительница Academy of Visual Arts и артхаба «Самокат»

«Мы прекратили все офлайн-мероприятия. Для нас это катастрофическая ситуация, мы на грани закрытия. Так как наш арендодатель — государство [Артхаб “Самокат” находится в здании Областной статистики, — прим.], мы не можем быстро связаться и попросить об отсрочке оплаты. Пишем официальные письма и ждем ответ.

Большинство курсов Академии — режиссура, операторское искусство, звукорежиссура — производственные, студентам необходимо работать с техникой. В условиях карантина их проведение невозможно. Два курса — сценарное искусство и иллюстрацию — нам все-таки удалось перенести в онлайн.

Со сценарным искусством все просто — преподаватель со студентами работает над текстами в Zoom. Для иллюстрации приложили больше усилий — отсняли видеоуроки. Благодаря этому сохранили уже набранную группу и даже взяли еще несколько человек после анонса. 

Снимая видео, мы много экспериментировали и искали, как дать урок, чтобы оставить студентам место для творчества, чтобы человек не просто повторил технику, но и нашел что-то свое. Думаю, нам это удалось. 

Процесс обучения усложнился: студентам нужно посмотреть урок, сделать задание, отправить в чат, после чего куратор курса Константин Зоркин комментирует работы. 

Заниматься только иллюстрацией — очень узко для Академии, но пока делаем, что можем. Я не верю в то, что онлайн нас всех спасет. Нам, например, для перехода нужно минимум полгода, чтобы сформировать другие подходы в работе, другое мышление и продумать, как коммуницировать с публикой. Нужна хорошая съемочная команда, чтобы видеоуроки получались качественными. Пока что неизвестно, к чему готовиться и нужно ли себя перестраивать. 

Онлайн-лекций или вебинаров мы не проводим и пока не планируем. Я вижу, какой сейчас перегруз информации в онлайне, все это давит и вызывает только раздражение. Кроме того, открыли свои ресурсы мировые киноплощадки, думаю, что людям будет интереснее посмотреть что-то от именитых мастеров. Конкурировать с такими монстрами нет смысла».



Роман Выдро, сооснователь социальной платформы и открытой мастерской «Гараж хаб»

«“Гараж хаб” закрыл все резидентские активности. В мастерской мы появляемся узким кругом только чтобы изготовить прототипы каких-то вещей, полезных для борьбы с коронавирусом. Мы стали больше мыть руки — это факт. Сделали несколько ведер антисептика и активно поливаем им себя и других. 

Внезапно мы оказались в ситуации, когда опять надо собирать государство из говна и палок, как это делали многие в 2013-2015 годах. Поскольку ни наша система охраны здоровья, ни тем более местные органы власти к пандемии коронавируса оказались не готовы. Получилось, что сейчас важен любой ресурс, инженерный в том числе. 

Мы не супермены, но чем-то можем помочь. Поэтому при поддержке UCBI создали платформу Yak.Today. Это платформа, на которой инженеры и мейкеры со всей Украины выкладывают свои инструкции к разным вещам, которые в условиях пандемии нужны медикам или разным другим людям из группы риска. 

Иногда мейкеры могут помочь с очень простыми, но важными запросами, например, изготовление антисептика. Иногда появляются сложные задачи, например, PAPR — маска с принудительной фильтрацией воздуха. Такие маски жизненно необходимы в инфекционках, но в Украине — сюрприз! — их не производят. Американские аналоги начинаются от тысячи долларов, себестоимость нашей маски — меньше 2 тыс. грн. 

Наша задача — собрать от врачей запросы, разработать инструкции и верифицировать их (врачи тестят, мы собираем фидбек, улучшаем). Задача других — найти способ это все произвести в достаточном количестве, связаться с местными больницами (напрямую или, например, через “Пациентов Украины” или платформу РазомUA) и выяснить, что и в каком количестве им нужно и передать. 

В команде Yak.Today люди из разных городов (Харьков, Львов, Киев, Ивано-Франковск, Одесса), благодаря проекту мы “взбодрили” разные старые связи с инженерами и мейкерами. Кроме того, нарабатываем новые. Познакомились со множеством медиков, волонтеров, начинаем знакомиться с бизнесом. Ведь все вещи, к которым мы разрабатываем инструкции, кто-то должен производить и финансировать. 

В нынешней ситуации грантодатели снова оказались эффективнее, чем местные власти. Кому-либо из местных чиновников пришло в голову хотя бы задаться вопросом, как выживут в карантин структуры вроде нашей или, например, культурные центры?

Зато грантодатели сказали: “То, что вы сейчас делаете, очень важно, мы хотим вас поддержать”. Так что, в общем, от голода мы не умрем, но многие проекты, которые могли бы нас кормить, пришлось поставить на стоп». 



Алина Ханбабаева, директорка фестиваля социальных инноваций и новой музыки Plan B

«Карантин ввели примерно за месяц до Plan B, когда он был практически готов. 

Первое и главное последствие — мы перенесли фестиваль. Это огромная работа: согласовать перенос с финансовыми партнерами, отменить и перепланировать все договоренности с подрядчиками, владельцами локаций, музыкантами, участниками фестиваля, оценить возможности для работы команды в новых условиях. 

При выборе новых дат очень важно было предварительно промониторить события, связаться с организаторами других фестивалей, чтобы по максимуму избежать пересечений во времени с событиями похожего типа, не разрывать и не сбивать с толку аудиторию. В итоге мы остановились на 8-11 октября. Сложным для всей команды было ощущение, что мы переносим фестиваль на целых полгода. 

Но в этой ситуации мы видим и плюсы: у нас больше времени на промо-кампанию, команда прокачивает навык кризис-менеджмента и изучает возможности перехода в онлайн. 

На лето мы планировали три выездных события Plan B на молодежном форуме в Серебрянке (Донецкая область), в Херсоне и Ужгороде. Пока готовимся, но следим за ситуацией и прокачиваем гибкость.

Если говорить о финансовых потерях, буквально за сутки до введения запрета на массовые мероприятия на улицах Харькова появилась реклама фестиваля. Провисела два дня, пришлось снимать. Решение о переносе мы приняли буквально за день до запланированного запуска продажи билетов, и за несколько дней до объявления первых артистов. Все произошло очень вовремя. 

На модификации бюджетов ушел месяц, сейчас мы на этапе согласования их с донорами. Этот процесс тоже требует времени. 

Что касается программы, то возможно, не все участники смогут приехать в октябре, это значит, что нам придется перестраивать программу, чтобы фестиваль получился не менее крутым и интересным. Но мир стремительно меняется, а мы стараемся следить за этими изменениями. Это значит, что нас ждут новые темы, идеи и лица. 

Как и все думаем о переходе в онлайн. Разрабатываем проект In Quarantine with Plan B. Постараемся перенести сохранить наш фестивальный формат и в онлайне. Думаю, это будет эксперимент и для команды, и для участников, и для аудитории». 



Владимир Решетняк, директор Харьковского государственного академического театра кукол имени В.А. Афанасьева

«Театр кукол на карантине, как и все остальные. Часть работников взяли работу домой: изготавливают куклы, декорации, реквизит, костюмы для новых спектаклей. 

Для нас главное подготовиться к открытию, чтобы было с чем встретиться с публикой. Режиссер работает над пьесой по произведениям Габриэля Гарсиа Маркеса, также в работе  детский спектакль “Винни Пух”. 

Актеры приходят в театр за зарплатой, на примерки и чтобы проверить то, что связано с подготовкой спектакля. Вместе пока не собираемся, дистанционно делаем то, что в наших силах.

В начале апреля мы стали партнерами проекта Theatre.Love Kharkiv. Теперь зрители могут поддержать нас и ставить оценки спектаклям, которые посмотрели. Оценить работы можно по четырем критериям: общее впечатление, сценарий, игра актеров, декорации/костюмы. 

На основании зрительского мнения составляется рейтинг спектаклей: так мы поймем, что больше нравится аудитории и будем совершенствоваться».



Игорь Чекачков, фотограф, основатель Chekachkov Photo Academy 

«До карантина у нас уже были набраны группы, должны были начаться курсы, некоторые уже были запущены. И когда все это произошло, пришлось поставить стартовавшие курсы на паузу. Также карантин помешал нам провести выставку работ студентов в ЕрмиловЦентре. 

Изначально, чтобы поддержать всех в этой сложной и непредсказуемой ситуации, мы делали разные artist talk украинских фотографов единоразовые открытые встречи в онлайне, на которых были представлены фотографии различных направлений (уличная фотография, арт, портретная и т.д.). Потом мы перевели в онлайн-формат и наши занятия. Пока запущено два онлайн-курса по художественной и концептуальной фотографии. 

Хотя карантин привел к вынужденному выходу в онлайн, идея такого формата витала в воздухе еще давно это удобный формат для преподавателей, которые часто ездят, и хороший способ расширить аудиторию. У нас было множество запросов из других городов, но мы все не решались. 

Сейчас занятия проводятся в прямой трансляции, мы хотим, чтобы это было максимально похоже на живую встречу. У меня вчера была первая такая лекция, и я бы с радостью продолжил их в онлайн-формате, когда все это закончится. Есть приятное ощущение комфорта, когда кто-то сидит напротив с чашкой чая и не нужно никуда ехать. Все происходит живо, студенты включают камеры, и создается эффект присутствия. Но больше всего меня воодушевили студенты из Берлина, Парижа, Вены, Киева, Канады. И то, что география стала сразу такой разнообразной. 

В период карантина мы сделали наши курсы в два раза дешевле, так как у многих сейчас нет возможности зарабатывать. Думаю карантин сделает для нас привычней сферу онлайн-услуг, в том числе обучение в таком формате, и сотрет множество границ. 

Помимо перехода в онлайн, на карантине мы решили провести конкурс. Предложили не только нашим студентам, но и всем, кто пожелает, вести визуальный дневник того, как они проводят самоизоляцию. Ведь даже в четырех стенах квартиры можно найти что-то интересное либо визуально, либо концептуально. Конкурс продлится до конца апреля. Как только он закончится, попробуем с галереей COME IN сделать онлайн-выставку самых интересных работ.

В целом, многие страны понимают, что в такой сложный период культуру нужно поддерживать. В Германии, например, художникам, которые пострадали от кризиса, платят более 1000 евро. А то, что в нашей стране, культура первая, у кого хотят забрать деньги, на мой взгляд, опрометчиво и недальновидно». 



Ольга Сошникова, заместитель директора Харьковского исторического музея имени М.Ф. Сумцова

«Конечно, пандемия внесла изменения в наш привычный уклад. 21 января наш музей отметил 100-летний юбилей и открыл три новые выставки, на которых побывали тысячи посетителей. С 21 января до 12 марта мы заработали 180 тысяч гривен. Соответственно, за время карантина музей мог бы заработать не меньше.

Кроме того, в марте в учебных заведениях обычно весенние каникулы и к нам традиционно приходит много групп школьников. Мы проводим для детей интересные экскурсии и интерактивы — обидно, что в этом году они остались без культурного досуга.

Также из-за карантина впервые за 25 лет мы вынуждены были перенести Сумцовские чтения — нашу традиционную научную конференцию, на которой рассматриваются вопросы современного развития музейного дела.

До того, как перейти на дистанционную работу, мы успели подготовить три новые выставки: к юбилею Салтовской культуры — археологического бренда Харьковщины, а также о выдающихся медиках Харькова и мастерах знаменитого Будянского фаянсового завода. После того, как карантин закончится, они обязательно откроются.

Сейчас сотрудники музея дистанционно занимаются научной деятельностью, написанием статей, составлением электронной базы музейных фондов. Раньше у нас часто не хватало на это времени — это значит, что даже в карантине есть свои преимущества.

Кроме того, мы активизировали работу в области SMM и пиара, осваиваем новые формы коммуникации с посетителями. Сделали редизайн сайта, запустили в соцсетях регулярную рубрику “История одного экспоната”, где рассказываем о самых интересных артефактах нашего музея. Сейчас готовим 3D-тур по нашей выставке “Слобожане” — так что уже в мае наш музей можно будет посетить виртуально».



Валентин Бобылев, основатель формации «Культура звука»

«После трех лет работы магазин «Культуры звука» по продаже винила и аудиотехники, с которого начинался наш проект, закрылся и перешел в онлайн.  

Мы приняли такое решение, потому что не можем платить высокую аренду. И спрос на аудиотехнику упал. Будут лучшие времена, откроем магазин снова».



Ольга Удовенко, участница формации «Культура звука» 

«Мы быстро начали реагировать на ситуацию. В первую неделю, когда объявили карантин, у нас была запланирована большая вечеринка в субботу с шестью live-перфомансами и тремя иностранными гостями. [Основатель “Культуры звука”] Валентин [Бобылев] предложил провести в этот день онлайн-вечеринку. 

Тогда еще не было большого ажиотажа с онлайном и она хорошо срезонировала с аудиторией, создавалось ощущение единения. Если в наш клуб на вечеринку помещается 300 человек, то в стрим может зайти сколько угодно. Поэтому охваты наших вечеринок возросли, туда смогли попасть люди из других стран. А еще у нас появился интересный опыт, когда мы начали онлайн-вечеринку и продолжали ее в течение 36 часов

В первое время к онлайн-вечеринкам было приковано внимание. Действительно много людей присылали видео о том, как они тусуются дома. Но постепенно интерес к стримам стал угасать. Формат, когда диджеи играют сеты в клубе уже не так интересен нашей аудитории. Мы в поиске новых интересных форматов. 

Если обычно у нас есть возможность пригласить играть людей из разных городов и стран, то сейчас у нас нет такой возможности. Карантин это период поиска альтернатив и свежих идей. На субботу мы запланировали коллаборацию сразу с двумя дружественными проектами. Делаем стрим для журнала Katacult с участием NAMELESS XXII — командой уличных художников из Киева. Под сеты наших резидентов будем наблюдать, как в реальном времени создается арт и меняется привычное пространство.

В школе диджеинга в онлайне у нас идет один курс по созданию музыки в Abelton [программа для диджеев и музыкантов прим.]. Но чтобы разобраться в процессе продакшена, нельзя ограничиться онлайном. Если хочешь овладеть этим делом в полной мере, нужно заниматься с людьми. 

Пока продолжаем искать форматы, возможно, будем ближе знакомить с командой. Когда ты приходишь в клуб, то физически взаимодействуешь с людьми. У нас концепция в том, что мы не просто клуб, а объединение людей. И мы хотели бы больше знакомить аудиторию с людьми, которые стоят за проектом». 

 

И о культуре пития...

Анастасия Чистякова, совладелица баров Port и «Плакучая Ива»

«Я всегда пыталась откладывать на черный день, но никогда не думала, что это будет не день, а несколько месяцев. Поэтому, конечно, сложно. Особенно — в плане заработных плат сотрудникам. 

Ребята все молодые, они, в основном, снимают жилье, для них работа у нас — единственный источник дохода. Мы до последнего пытались делать им какие-то выплаты, но сейчас это невозможно, поскольку у нас просто нет таких денег. Поэтому отправили всех в вынужденный отпуск. Если им нужна какая-то помощь, стараемся помочь. Но если в период карантина они найдут другую работу, я пойму. 

Мы продаем алкоголь, поэтому не можем доставлять его через крупные службы доставки. Одни выходные пробовали доставку в “Порту” своими силами — ребята развозили продукцию на велосипедах. Заказы были. Но, во-первых, мы решили, что пусть лучше наши сотрудники посидят дома. Это внутреннее убеждение, что чем больше людей будет оставаться дома, тем быстрее закончится карантин. Во-вторых, цены у нас не высокие. Люди скорее пойдут в соседний магазин и там купят себе алкоголь. 

Арендодатели пошли нам навстречу. В Киеве в начале марта заплатили аренду полностью за месяц, но оплату за те две недели, которые мы не работали, перенесут на период, когда снова откроемся. В Одессе у нас новое помещение в гостинице “Пассаж”, на время карантина его закрыли и нам поставили оплату на “стоп”. В Харькове за “Порт” я частично плачу аренду, потому что у нас хорошие отношения с арендодателями. В “Иве” тоже полностью заплатила за март, но за апрель уже не плачу. 

Мы сократили одну часть расходов, но другие остались. Например, мне звонили из горсовета и через “извините” просили оплатить три месяца за вывоз мусора. Сейчас мы не работаем и не производим отходов, но за их вывоз все равно приходится платить. 

Как только все закончится, мы откроемся. У нас небольшой бизнес, но я уверена, что когда мы начнем делать закупку — либо найдем деньги, либо наши поставщики предоставят кредит, который мы быстро сможем отдать, реализовав продукцию. Ребят я всех жду и очень хочу сохранить нашу команду. Мы на связи и пока вроде все остаются с нами».

 

Культурная консолидация 

В эти сложные времена сеть магазинов Utopia 8 создала программу «Поддерживаем друзей», чтобы финансово помочь культурным проектам и малому бизнесу. 

Utopia 8 предлагает партнерам размещать в их интернет-магазине подарочные сертификаты, стикеры, блокноты и любой мерч. Два раза в неделю команда проекта проверяет, что продалось и отправляет деньги партнерам на карту.

Партнерами программы уже стали «Культура звука», театры «Нефть» и «Прекрасные цветы», ресторан «Сніг на голову». Чтобы присоединиться к программе — пишите команде проекта в инстаграм

Текст: Анна Соха, Дмитрий Кузубов, Татьяна Кондратюк

Визуал: Илья Зубков

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены