За містом
500 полетов за лето и небо для преодоления страха. Интервью с парапланеристом из Турции Али Джелеби

Али Джелеби — профессиональный парапланерист из Турции. Последние 15 лет он живет в Олюденизе. Это уникальная локация для парапланеризма с невероятными видами, почти всегда подходящей силой ветра, высокой и доступной вершиной Бабадаг (1960 м), с которой можно начинать полет.

Каждое лето Али проводит около 500 тандемных полетов на парапланах. При этом летает со всеми, кто хочет в небо, независимо от уровня подготовки.

Специально для «Люка» Александра Цымбал поговорила с Али Джелеби о преодолении страхов, сохранении искренности в работе с клиентами, парапланеризме как стиле жизни и особенностях этого экстремального направления в Турции.

Али Джелеби — профессиональный парапланерист из Турции. Последние 15 лет он живет в Олюденизе. Это уникальная локация для парапланеризма с невероятными видами, почти всегда подходящей силой ветра, высокой и доступной вершиной Бабадаг (1960 м), с которой можно начинать полет.

Каждое лето Али проводит около 500 тандемных полетов на парапланах. При этом летает со всеми, кто хочет в небо, независимо от уровня подготовки.

Специально для «Люка» Александра Цымбал поговорила с Али Джелеби о преодолении страхов, сохранении искренности в работе с клиентами, парапланеризме как стиле жизни и особенностях этого экстремального направления в Турции.

Наша беседа с Али началась в небе и продолжилась во время похода в горы. Во время полета в тандеме Али рассказал, что для самостоятельного полета нужно всего две недели обучения. А чтобы летать в тандеме в роли инструктора 200-300 часов в небе и лицензия, которую выдают по результатам успешной сдачи экзамена. 

А.Ц.: Али, чем ты занимался до знакомства с парапланеризмом? 

A.Д.: Когда я увлекся парапланеризмом я работал управляющим в кафе, где местные пьют чай, общаются — в Турции к чаю серьезное отношение. Еще раньше работал на фабрике по производству джинсов в отделе контроля качества. 

Когда обычный человек смотрит на джинсы — он видит просто джинсы и не обращает внимание на детали. Когда я смотрю, сразу вижу детали: как соединены разные части, достаточно ли ровный шов. Навык обращать внимание на детали помогает мне во время подготовки полета и проверки параплана.  

А.Ц.: У тебя много цветной одежды. Это как-то влияет на твое настроение?  

A.Д.: Я думаю, цвет одежды отражает внутреннее состояние человека. Я раньше носил только черную одежду, но это погружало мои мысли все глубже и глубже. Поэтому решил попробовать цветную одежду. Начал с обуви — купил себе цветные кроссовки. Не знаю, совпадение ли это, но все стало как-то ярче. 

А.Ц.: Интересно, это твое состояние ума изменилось из-за кроссовок или кроссовки появились из-за того, что изменилось состояние ума? 

A.Д.: (Улыбается) Думаю, что в любом случае нужно начинать с цветных кроссовок. 

А.Ц.: Ты много ходишь в горах. Почему и зачем?  

A.Д.: Это дает мне ощущение жизни, здорово пробуждает тело. Я чувствую себя намного лучше, когда у меня много движения. Мне скучно — я хожу, грустно — хожу. Многие люди после 40 наполнены грустью, поскольку не могут делать то, что им хочется морально и физически. Я рад своему возрасту, потому что постоянно работаю над силой и выносливостью тела и разума. Могу ездить на машине, как многие другие, но предпочитаю ходить в Олюдениз пешком 7-8 км от дома до места полетов. Тело меняется, ум — тоже. Очень важно поддерживать форму обоих. 

А.Ц.: Планируешь ли ты свои маршруты заранее и пользуешься ли картой, чтобы не заблудиться в горах? 

A.Д.: Я не очень доверяю картам. Конечно, я заранее смотрю и продумываю примерный план — куда я хочу прийти и с какой стороны подойти к вершине. Но когда начинаю идти, это скорее похоже на медитацию, я больше прислушиваюсь к своим ощущениям и сигналам природы. Такой же подход использую и в парапланеризме. 

А.Ц.: А местные тоже ходят в горы так же часто и много, как ты? 

A.Д.: Многие люди, которые живут здесь, не очень ценят то, что имеют. Они привыкли и для них нет особой ценности в горах, которые их окружают. Многие оставляют мусор в лесу. 

А.Ц.: Ты хотел бы это изменить? 

A.Д.: Не стоит никого менять. Нужно показать разные подходы — хорошие и плохие, а человек сам должен сделать выбор. Если давить и склонять к чему-то, это вызовет только сопротивление. 

«Для меня быть в небе — самая большая ценность»

А.Ц.: Али, что подтолкнуло тебя организовывать полеты на парапланах для других людей?  

A.Д.: Люди. Мне встречались люди, которые лицемерят и поступают нечестно. Можно было начать играть по их правилам, но, прислушиваясь к себе, я понимал, что так не хочу. Их фальшивость и меркантильность подтолкнули меня к тому, чтобы быть в противовес им — более настоящим, честным и вести дела по своим правилам, с заботой о других. 

Парапланеризм для меня — это не просто работа и способ заработка, это мой стиль жизни. Для меня быть в небе — самая большая ценность.

В Олюденизе очень классная точка для полетов, поэтому я и переехал сюда 15 лет назад и стал одним из партнеров компании по организации полетов. Сейчас мы готовимся  с нуля открыть свою собственную компанию в этой же сфере. 

А.Ц.: Похоже, для тебя очень ценно быть честным и открытым. Почему для тебя это важно? 

A.Д.: Да, для меня большая ценность быть настоящим и честным — с собой и с другими. Я всегда говорю то, что думаю, прямо и честно и уважаю, когда другие делают так же. Не все могут выдержать правду, но правда — это хорошо, даже если она не всегда приятная. Она помогает увидеть свои ошибки и стать лучше, сильнее, профессиональнее. У нас в семье считается, что каждый заслуживает знать правду, даже если эта правда в том, что ты умираешь. Точечно это может приводить к ссорам, но в целом укрепляет отношения. А если накапливать негатив в себе и лгать — со временем это приведет к враждебным пассивно-агрессивным отношениям.

А.Ц.: Если говорить в целом о турецком менталитете — в нем больше честности или лицемерия?  

A.Д.: Люди у нас, как и везде, разные — одни открытые и честные, другие — наоборот. Сейчас многие все больше думают о деньгах, а не о других, чувствах, увлечениях. Мне нравятся пожилые люди, я с ними много общаюсь. У них много опыта, им есть, чем поделиться. Они менее эгоистичны и не так сфокусированы на материальном мире. У них могут быть свои секреты, но они не лицемерят. 

А.Ц.: Становятся ли люди более открытыми во время полета на параплане в тандеме? 

A.Д.: Дети — однозначно да. Я очень люблю летать с детьми, они ничего не скрывают, их эмоции сразу вырываются. А взрослые не все сбрасывают маски, некоторые все еще играют на камеру. 

А.Ц.: Когда ты летаешь в тандеме с совершенно разными людьми, тебе легко находить с ними общий язык? 

A.Д.: Да, вполне! Многие приезжают семьями и не один год подряд. Думаю, это потому что я и сам кайфую от нахождения в небе. И я очень рад, что могу дать возможность людям почувствовать его.

Для меня важно дать людям ощущение свободы и умиротворения. Пока мы в небе, мы делимся друг с другом очень личными историями, которыми вряд ли бы поделились, находясь на земле. 

А.Ц.: Ты говорил, что в среднем проводишь лично 500 полетов за сезон. Тебя утомляет такой поток новых людей? Как тебе удается поддерживать отношения человек-человек, когда их так много и как сам сохраняешь ресурс?  

A.Д.: Меня наполняют походы по горам. И полеты — тоже. Люди счастливы и переполнены эмоциями после полета, потому что для большинства это — совершенно новый опыт. А я, в свою очередь, рад быть частью такого особенного момента. Во время полетов я сфокусирован на том, что даю и ничего особо не жду взамен — простого приветствия мне достаточно. Я не ожидаю, что мы после полета станем друзьями на всю жизнь, хотя и такое происходило не раз. 

«Любой страх можно преодолеть, если идешь прямо на него»

А.Ц.: Наверняка многие боятся во время полетов. Ты единственный человек, который рядом в этот момент. Как ты помогаешь справиться со страхом? 

A.Д.: Хороший инструктор — немного психолог. Многие действительно приходят со страхом высоты, кто-то может плакать, кого-то тошнит. Если помочь и поддержать человека в этот момент, он потом будет очень рад и благодарен за помощь в преодолении страха. Но не все инструкторы заморачиваются об этом. 

А.Ц.: А как ты помогаешь преодолеть страх? 

A.Д.: Я объясняю в деталях весь процесс. Парапланеризм — это на самом деле очень безопасный способ преодолеть страх. Я нахожу подходящие слова для каждого и делаю это от сердца. Если человеку страшно и он полетит, то получит больше кайфа не только от красивых пейзажей, но и от преодоления своего страха. И в итоге поймет, что этот страх — ничто. В большинстве случаев достаточно одного полета, чтобы преодолеть его (если это чисто психологическая проблема). 

А.Ц.: Звучит так, будто только если делать то, что страшно, можно кайфовать от жизни. А если только то, что комфортно, того же кайфа не получишь. Как ты думаешь, что делать, когда страшно, что подумают другие люди?

A.Д.: Любой страх можно преодолеть, если идешь прямо на него! Не стоит убегать от своего страха, иначе он всегда будет тебя преследовать. Если ты борешься со своими страхами, становишься сильнее. Когда я был маленьким, боялся темноты, но однажды решил пойти прямо в темноту и сразиться с тем, что в темноте. Чудовищ там не оказалось, только одно — сам страх. И с ним я сразился. Такой шаг ему навстречу требует мужества, уверенности и доверия себе и своим внутренним импульсам. Если ты идешь на страх только потому, что кто-то тебя подталкивает к этому, ничего не получится, это должно быть исключительно твоим собственным решением. 

Для некоторых полеты становятся поворотным моментом и началом больших изменений в жизни и взглядах, они начинают ценить мелочи в жизни. Мы все умрем рано или поздно. У нас есть немного времени здесь и стоит провести его с удовольствием, ценить возможность двигаться и творить, не думая о том, что подумают другие.

А.Ц.: А тебе самому бывает страшно летать? 

A.Д.: Немного, но во время полетов я не могу показывать ни страх, ни радость. Полет в тандеме — это в первую очередь опыт гостя, хотя внутри я очень радуюсь быть в небе, прикасаться к облакам, видеть землю с высоты. Несмотря на то, что у меня уже было очень много полетов, мне каждый раз немного страшно, потому что я несу ответственность за других людей, за чужую жизнь. 

Самые ответственные моменты — во время взлета и приземления. Поэтому я 100% сфокусирован на подготовке и все свои эмоции выключаю. Во время полета тоже всегда слежу за ситуацией, поскольку летом в небе может быть до 200 парапланеристов одновременно. В это время точно нельзя думать об уровне своей ответственности, поскольку это может вызвать панику. А в таком состоянии в воздухе ты ни то что за другого человека — за себя не можешь ответить. Ты делаешь неправильные движения и принимаешь не те решения. Поэтому во время полета я сконцентрирован на полете, а не на том, что несу огромную ответственность.   

А.Ц.: Не хочется сделать перерыв от парапланеризма? 

A.Д.: Мне очень нравится летать, поэтому перерывов я не планирую. Наоборот — мы сейчас готовимся с друзьями к открытию новой компании по организации полетов на парапланах. Параллельно с этим в конце сезона хочу еще заняться фермой, выращиванием лимонов и оливок. Это то, что меня тоже сейчас вдохновляет. 

Александра Цымбал, фотографии из личного архива Али, обложка — Екатерина Дрозд


«Люк» — це крафтове медіа про Харків і культуру. Щоб створювати новий контент і залишатися незалежними, нам доводиться докладати багато зусиль і часу. Ви можете робити свій щомісячний внесок у створення нашого медіа або підтримати нас будь-якою зручною для вас сумою.

Це зображення має порожній атрибут alt; ім'я файлу ptrn-1024x235.png