Місто
Azatot: как превратить старые джинсы в модный костюм и спасти планету

Пока вы читаете этот текст, несколько сотен тысяч тонн ненужной одежды по всему миру отправляется на свалку. Возможно, утилизированные вещи просто сожгут, а ядовитые испарения от них попадут в атмосферу.

По прогнозам ELLEN MACARTHUR FOUNDATION, к 2050-му кислород будет на 26% состоять из парникового газа, образующегося в результате сжигания ненужного текстиля.

На государственном уровне проблему игнорируют. В то же время экологическая сознательность набирает обороты и приносит в нашу жизнь удивительные решения.

Так, и четыре девушки из Харькова объединились под брендом Azatot, чтобы минимизировать отходы текстильного производства и продвигать идею апсайклинга — преображения старого материала в новые формы.

Кристина Новикова сходила на производство и выяснила, каким образом старые ненужные вещи получают новую жизнь и как каждый из нас может сделать маленький вклад в решение больших вопросов.

Пока вы читаете этот текст, несколько сотен тысяч тонн ненужной одежды по всему миру отправляется на свалку. Возможно, утилизированные вещи просто сожгут, а ядовитые испарения от них попадут в атмосферу.

По прогнозам ELLEN MACARTHUR FOUNDATION, к 2050-му кислород будет на 26% состоять из парникового газа, образующегося в результате сжигания ненужного текстиля.

На государственном уровне проблему игнорируют. В то же время экологическая сознательность набирает обороты и приносит в нашу жизнь удивительные решения.

Так, и четыре девушки из Харькова объединились под брендом Azatot, чтобы минимизировать отходы текстильного производства и продвигать идею апсайклинга — преображения старого материала в новые формы.

Кристина Новикова сходила на производство и выяснила, каким образом старые ненужные вещи получают новую жизнь и как каждый из нас может сделать маленький вклад в решение больших вопросов.

«Штаб-квартира» Azatot разместилась в здании Церкви Голгофы — участницы снимают небольшое помещение на первом этаже. Даже в субботний день здесь вовсю кипит работа. 

Нас встречает Вика Нестеренко, идейная вдохновительница Azatot, по совместительству — руководительница благотворительного фонда «Немного огня».  Работа над обоими проектами происходит здесь, в мастерской.

Пока заваривается чай, Вика проводит мне небольшую экскурсию. Сперва попадаем в зал — проходную комнату. Здание совсем не отапливается, из зала хочется скорей перейти куда-то, где теплее. Идем дальше.

«Вот здесь мы проводим репетиторские занятия для детей из малообеспеченных семей, — говорит Виктория, показывая небольшую комнатку с партой, учительским столом, доской и высокой книжной полкой. 

Сейчас готовим их к ВНО, также проводим занятия по швейному делу вдруг кого из ребят заинтересует, и у нас в Azatot пополнится команда швей».

Виктория Нестеренко

Стены еще одной небольшой комнаты украшают платья из ассортимента Azatot и картины, подаренные выпускниками Худпрома. Именно здесь ненужные джинсы, платки, платья и рубахи превращаются в новые предметы гардероба.

«Это швейная мастерская. Вот швейные станки, а вот заготовки для будущих изделий», — показывает Виктория.

Садимся на импровизированные кресла-подушки. К нам присоединяются еще две участницы — дизайнерка бренда Лера Соболь и менеджерка соцсетей Настя Тюпа. А с ними — и жасминовый чай с печеньем.

«А за этот костюм сколько? А за тот?»

Вика уже много лет занимается благотворительностью в фонде «Немного огня» это Центр Науки и творчества для сирот и детей из малообеспеченных семей. Учителя-волонтеры из фонда проводят для таких ребят подготовку к ВНО, ДПА, занимаются с ними дополнительно английским, рисованием, музыкой.

Не так давно Виктория заинтересовалась и социальным предпринимательством.

Це зображення має порожній атрибут alt; ім'я файлу ptrn-1024x235.png
Це зображення має порожній атрибут alt; ім'я файлу once-1024x235.png

«Мне откликнулась идея создать бизнес, который мог бы решать глобальные проблемы, при этом генерировать прибыль для социальных проектов и трудоустраивать нуждающиеся категории населения, — объясняет Вика. 

Я долго думала над концепцией, над тем, чем мы можем быть полезны, и как это устроить. Потом вспомнила, что среди моих знакомых есть Лера, которая занимается дизайном одежды. 

Мы встретились, обсудили идею запуска апсайклинг-бренда, поняли, что смотрим в одном направлении и нужно кооперироваться».

Идея для названия бренда родилась у Леры. Лучший друг посоветовал ей просто открыть любимую книгу на любой странице и ткнуть пальцем в первое попавшееся слово и она воспользовалась рекомендацией.  

«Я взяла книгу любимого Лавкрафта, — вспоминает Лера. — Выпало слово Azatot… Сначала думаю: ну совсем не звучно! Будет, как на Барабашова: “А за этот костюм сколько? А за тот?”. Но прочла сам рассказ и поняла, что идея, которая стоит за ним, мне очень откликается».

Лера Соболь

Рассказ повествовал о том, как в огромном мегаполисе жил человек и от неба видел только маленький кусочек — фрагмент, видный между крышами высоток. Человек настолько был влюблен в это небо, что «собирал» его по кускам, пока не собрал совсем и не стал максимально счастливым.

«Наш Azatot тоже об этом, — говорит Лера. — Мы хотим собирать что-то глобальное из маленьких усилий людей. Каждый может зажечь свою маленькую звездочку на этом небе, а когда миллион людей так сделает над нами загорится миллион звезд».

«Снегири! Снегири! Снегирение!»

Azatot как бренд впервые увидел мир в разгар карантина. Первым предметом, созданным под этим лого, был шоппер с ярким принтом в виде лимонов. Его разыграли в Instagram.

С тех пор ассортимент расширился: появились платья, костюмы, кимоно, тапочки и актуальные защитные маски с дизайнерскими рисунками. Недавно участницы отшили и отрисовали крупный заказ на защитные маски для сотрудников кофейни Easy coffee.

Материала для будущих дизайнерских решений у Azatot достаточно: мешки со старыми джинсами, шторами и одеялами различных цветов и фактур лежат везде, где только можно.

«Мы сотрудничаем с харьковским благотворительным магазином “Ясна Рiч” они принимают у граждан ненужную им больше одежду и в дальнейшем отдают нуждающимся, какую-то часть продают, — рассказывает Вика.

Иногда ребятам приносят одежду, совсем не пригодную для носки, и чтобы ее не выбрасывать они просто поставляют ее нам для вторичного преображения.

Нам по 50, по 100 кг одежды сначала приносили. В какой-то момент мы даже сказали: “Горшочек, не вари!” материала для работы на ближайшее время более, чем достаточно».

Azatot открыт к новым поступлениям: особый спрос сейчас на старые джинсы, рубашки, свитера, скатерти и шторы.

«Нам в Instagram часто предлагают поднести какие-то свои старые вещи приходят к нам, приносят материал, — рассказывает Настя. — Бывает, выставляемся на ярмарках к нам тоже подходят со старыми вещами, предлагают использовать для новых дизайнерских решений».

Настя Тюпа

Почти все идеи новых изделий генерирует Лера. Она отрисовывает эскизы, отправляет их на отшив швеям. Через какое-то время в Azatot рождается новая коллекция. Вдохновение Лера черпает из нематериального.

«Я могу вдохновиться красивой светящейся краской, сбором урожая, прогулкой по вечернему городу, тенями на асфальте от деревьев, — утверждает она. 

На создание новой маски со снегирями, например, меня вдохновили два старых свитера, которые я нашла у себя в шкафу. Я просто схватила их, пришла на кухню и говорю маме: “Снегири! Снегири! Снегирение!”. Так и родился новый принт».

Иногда идеи приходят и от команды. Причем, иногда команда делает такие запросы, которые изначально кажутся невозможными для реализации, но в дальнейшем все-таки находятся способы для того, чтобы отшить ту или иную вещь.

«Но зато примерно так у нас наконец появился рюкзак в ассортименте!» — радуется Настя.

К слову, примерно так в Azatot появились и двусторонние тапочки.

«У нас была швея, которая сшила тапки не по моему эскизу, а немного иначе, рассказывает Лера. — Она добавила подкладку, за счет которой джинсовый тапок превращается в клетчатый его надо просто вывернуть наизнанку. Хотя изначально это подразумевались обычные тапочки из джинсового материала».

В мастерской обращает на себя внимание оранжевое платье. Оно висит на стене прямо надо мной: такое пестрое, притягивающее — сразу представляешь, как наденешь его и пойдешь покорять улицы большого города. Оказывается, у этого оранжевого платья есть своя интересная история.

«Знаете, есть такая традиция родом из Союза откладывать что-то “на потом”, — говорит Лера. 

Однажды мне передали мешок с тканями от какой-то бабушки. Она берегла их, как зеницу ока. Шить любила, но самые красивые ткани оставляла “на потом”. Это были те самые кусочки материала, ради которых открываешь шкаф, смотришь на них… но не используешь. 

И вот, когда мне принесли эту ткань, я поняла, что пришло ее время. Из небольшого отрезка ткани у нас получилось два платья — одно уже продали, а второе вот осталось».

«Что можно сшить из одной пары джинс?»

Кажется, что самый любимый материал Леры — джинсы. Задам ей вопрос, как на собеседовании: «Что можно сшить из одной пары джинс?»

«Можем сделать наборчик из новогоднего носочка, маски для сна и тапочек актуально сейчас, — недолго думая, отвечает она. — Также из одной пары джинс можно сшить рюкзак. А можно сделать модную шляпку или даже ушанку при правильном подходе это будет здорово смотреться с любой одеждой».

К Новому году Azatot выпустит новогодние мешки-носки для подарков и конфет. Уже отрисована целая партия защитных масок с мандаринами, гирляндами и снежинками. Планируют также выпускать теплые шапочки и бафы. А к весне подготовить коллекцию мужской одежды.

«Сейчас для мужчин ничего нет, кроме кимоно, которое у нас идет унисекс, говорит Лера, Планирую сделать красивую мужскую теплую куртку с крыльями, выполненными вышивкой синелью».

А еще Лера мечтает сшить детский костюм из мужской рубашки:

«Представляете, как этот человечек, спустя 20 лет, откроет антресоль, достанет оттуда этот костюмчик, который ему когда-то пошили из рубашки его папы… Сколько счастья будет!».

Кристина Новикова, фотографии Екатерина Переверзева и из архива Azatot, обложка — Екатерина Дрозд