Люди
Застрять в родном городе. Фотограф Валико Проскурнин о пяти годах в Доминикане и возвращении к истокам

2020-й удивил всех своей непредсказуемостью. Фотограф Валико Проскурнин пять лет проработал в Доминиканской Республике. Но в марте прошлого года приехал в родной Харьков на каникулы и остался здесь на год.

«Люк» воспользовался этим, чтобы заново открыть старых знакомых, расспросить Валика о далекой солнечной стране в Карибском море, вспомнить начало его творческого пути в Харькове и разобрать, изменилось ли что-то в Украине за время его отсутствия.

2020-й удивил всех своей непредсказуемостью. Фотограф Валико Проскурнин пять лет проработал в Доминиканской Республике. Но в марте прошлого года приехал в родной Харьков на каникулы и остался здесь на год.

«Люк» воспользовался этим, чтобы заново открыть старых знакомых, расспросить Валика о далекой солнечной стране в Карибском море, вспомнить начало его творческого пути в Харькове и разобрать, изменилось ли что-то в Украине за время его отсутствия.

Валик, ты помнишь свою первую съемку?

Помню, что сначала взял камеру в аренду, поклацал, понял, что мне это нравится и хочется теперь заработать на свою камеру. 

В 2009 году купил свой первый фотоаппарат и начал снимать. Это было преимущественно стрит-фото. Фотографировал барахолку на Центральном рынке, потом начали звать на тусовки, концерты в «Черчилле». И так постепенно обрастал контактами: звали то на какой-то фестиваль, то в тур с музыкантами.

Интересно, что YouTube тогда еще был совершенно пустой. Сейчас же можно просто найти кучу бесплатных видео для начинающих фотографов. А фотография — это что? Техника, «насмотренность» и умение общаться с людьми. Сейчас к этому добавился маркетинг, так как рынок насыщен, теперь нужно еще и уметь себя продать. Стало очень сложно работать без команды. 

У тебя есть команда?

В Харькове у нас была Torchere teem с Дмитрием Францевым. Мы занимались с ним репортажной съемкой сначала здесь, позже стали получать приглашения поснимать в Европе. 

В Доминикане — еще один фотограф, два оператора и SЕО-менеджер, который занимается сайтом. Все — русскоговорящие ребята. Нашли мы друг друга так же, как и все происходит в Доминикане, — по знакомству. Это будто учиться в одном институте, после окончания которого уже знаешь почти весь город. Важна тусовка. Если тебе что-то нужно, ты спрашиваешь у своих знакомых, а они знакомят тебя дальше.

Среди местных часто сотрудничаю с водителем и капитаном лодки. Вообще, среди доминиканцев сложно найти ответственных ребят. Они чем-то похожи на наших школьников: не приедут, загуляют с девушками, могут забыть и не взять трубку, а после появиться как ни в чем не бывало. 

«Камера — это всегда предлог влезть в какую-то историю»

Ты принял решение переехать в Доминикану, в которой до этого никогда не был, в 2015-м. Билет в один конец, 700$ в кармане и фотоаппарат. Что сподвигло тебя на такой шаг?

Я не вижу ничего страшного в таких переездах. Если у тебя есть хоть немного денег, ты всегда можешь попробовать. Главное — быть готовым к трудностям.

Это не был побег от моей страны. Хотя, конечно, доля разочарования после того, как ты верил в изменения, была. Например, помню, как мы снимали сюжет для телеканала: политики рассказывают о новых машинах скорой помощи в Луганской области, а приезжают старые крашенные. 

До того, как перебраться на Доминикану, ты работал в зоне боевых действий…

Я считаю себя репортажным фотографом. Интерес привел меня на Майдан, позже — на Донбасс. Это был очень страшный и одновременно полезный опыт.

Работа военным фотографом — это совсем не про деньги. Ничего кроме кошмаров по ночам это не принесло никому. Хорошо зарабатывали на этом только специалисты, которые в профессии уже 20 лет и наработали связи. 

Можешь рассказать о самой любимой съемке?

Это случилось в Доминикане. Я отправился изучать побережье и увидел интересного дедушку. А там очень плохой пляж, где нет туристов и только местные. Как наши пенсионеры сидят на лавочках, так он сидел на стульчике в теньке. Он был в шляпе, костюме, кедах и с мачете в чехле. В Доминикане многие мужчины старшего поколения носят мачете как меч. В стране, где ты можешь пообедать свежим кокосом только что с дерева, это очень практично. И еще у него была самодельная трубка из бутылки рома. Я сделал несколько кадров и мне они невероятно запомнились. Мне понравилось, что он был невероятно расслаблен. Нравится ловить настоящую жизнь, такие истории и атмосферу. 

Какие особенности работы с местными доминиканцами или американскими клиентами в Доминикане ты можешь выделить?

Для многих семей из постсоветских стран важно сделать красиво. Они готовы терпеть многие неудобства, тянуть дорогие украшения, платья и даже короны. Они хотят выделиться. Им не важно, как они будут чувствовать себя, главное, чтобы было «красиво». 

Американцы делают не так, у них в приоритете классно провести время. Им важно собрать семью и друзей. Это не один друг едет, а постоянная компания. Я смотрю потом их Instagram, и вижу, что эта компания на фото везде отдыхает вместе. Понятно, что это еще и вопрос возможностей — наши люди не всегда могут позволить, чтобы все их друзья прилетели на свадьбу в Доминикану. Американцам же нужны фото на память, а не постановочная картинка.

И еще удивительно, как они ценят специалиста, которого выбрали. Узнают заранее, ешь ли ты мясо или на что у тебя аллергия. Если ты не улыбаешься, спрашивают, все ли в порядке, ведь сами всегда общаются с улыбкой. Для них нормально, помимо утвержденного гонорара за работу, дать тебе на чай или как-то иначе отблагодарить.

Фотографы мне не простят, если не спрошу о технике, на которую ты снимаешь…

Во многом это дело привычки. [Фотографирую на] Nikon. Репортажи мне удобно снимать на объектив 24/70, но есть классическое репортажное стекло 35 мм. Все крутые дяденьки снимают на 35 мм. Я снимаю на 35 и 85 мм или 24 и 50. 

«Когда попадаешь в новую среду — становишься сильнее»

Сейчас ты вынужденно остался в Украине, из которой добровольно уехал пять лет назад. Ты приехал сюда ненадолго, но из-за карантина в марте прошлого года не смог вернуться в уже привычную для себя Доминикану. Каково это, застрять на Родине?

Я будто снова ее узнаю. Мне было бы интересно поработать здесь в офисе, чтобы ощутить изменения в полной мере. Я не вожу сейчас машину, но мне интересно, как повлияла реформа полиции, например, хочется  снова сесть за руль здесь. Но мне кажется, что люди остались прежними. Все вокруг недовольны, это сразу заметно. Большинство считают, что им кто-то что-то должен. 

Я очень скучал по украинскому пиву. В Доминикане такого нет. Уже в Борисполе, пока ждал внутренний рейс из Киева в Харьков, выпил весь милк стаут.

А еще… у меня давно не было снимков в пшенице. Этим летом не упустил шанс сделать такие кадры в Харькове. Для многих банально, а для меня — будто в новинку. В поход ходил. С коптера снимал природу. Снова вливаюсь в местный процесс. Друзья просят им снимки на память сделать, «старые» заказчики тоже обрадовались возвращению.

Я часто слышу, что профессионалы из Украины больше ценятся за границей. Уровень наших специалистов чаще выше местных, хотя подготовка в наших фотошколах и на курсах ниже. С чем это связано?

В первую очередь, конечно, не все профессионалы. Есть много ребят, которые возвращаются домой ни с чем. Я вижу проблему в том, что это вопрос выживания, сможешь ли ты принять этот вызов. 

Когда ты приезжаешь и у тебя нет образования, нет там друзей, то работаешь в три раза усердней. Ты новенький, тебе нужно доказывать, что заслуживаешь здесь быть. Когда попадаешь в новую среду — становишься сильнее, на мой взгляд.

В то же время у нас большинство курсов переведены с англоязычных двухлетней давности. Главное, практика, желание и не опускать руки перед трудностями, — тогда будет результат.

Были ли моменты, когда ты думал, что фотография не профессия и стоит заняться чем-то другим? Когда ты откладывал фотоаппарат, потому что больше не верил в такое будущее для себя?

Для меня это способ жизни. И способ коммуникации с миром. Камера — это всегда предлог влезть в какую-то историю. Например, познакомиться с девушкой или вломиться в какую-то деревню на Шри-Ланке. 

Фотоаппарат — это возможность бывать в разных интересных локациях. Я был в потрясающих местах, куда привело меня желание хорошего кадра. Гаитянские деревни, например. Без камеры я бы туда и не поехал. Я уже поснимал все пляжи в Доминикане и отправился исследовать, что интересного по соседству, что нового я могу там снять. В Доминикане меня сейчас часто зовут поснимать отели и яхты.

Нет, я никогда не хотел бросить это. Я знаю множество ребят, которые снимают в свое свободное от работы время, как хобби. А для меня это и хобби, и работа. 


«Люк» — це крафтове медіа про Харків і культуру. Щоб створювати новий контент і залишатися незалежними, нам доводиться докладати багато зусиль і часу. Ви можете робити свій щомісячний внесок у створення нашого медіа або підтримати нас будь-якою зручною для вас сумою. 

Це зображення має порожній атрибут alt; ім'я файлу ptrn-1024x235.png
Це зображення має порожній атрибут alt; ім'я файлу image.png

Виктория Белявская, все фотографии Валико Проскурин