Люди
Точка начала. Антон Шигимага и Лиля Мунтян

Одни идеи остаются нереализованными, другие — воплощаются в жизнь.

«Люк» в коллаборации с Александрой Цымбал продолжает серию интервью «Точка начала» о людях, которые преодолевают сложности и воплощают задуманное.

В прошлом интервью своим опытом и мотивацией поделилась участница групп La Horsa Bianca и WBBB Ольга Ксендзовская. Сегодня инсайды и инсайты раскрывают Антон Шигимага и Лиля Мунтян, которые в начале прошлого года открыли Pakufuda — первую в Харькове кофейню-клуб настольных игр.

Мы поговорили с Антоном и Лилей о том, как запуск своего дела помогает стать частью города и классной тусовки, об эмоциях в бизнесе, а также о том, как все-таки решиться запустить свой проект и найти деньги на его реализацию.

Одни идеи остаются нереализованными, другие — воплощаются в жизнь.

«Люк» в коллаборации с Александрой Цымбал продолжает серию интервью «Точка начала» о людях, которые преодолевают сложности и воплощают задуманное.

В прошлом интервью своим опытом и мотивацией поделилась участница групп La Horsa Bianca и WBBB Ольга Ксендзовская. Сегодня инсайды и инсайты раскрывают Антон Шигимага и Лиля Мунтян, которые в начале прошлого года открыли Pakufuda — первую в Харькове кофейню-клуб настольных игр.

Мы поговорили с Антоном и Лилей о том, как запуск своего дела помогает стать частью города и классной тусовки, об эмоциях в бизнесе, а также о том, как все-таки решиться запустить свой проект и найти деньги на его реализацию.

Александра Цымбал: Лиля, Антон, расскажите, с чего все началось? 

Лиля Мунтян: Мы работали в IT-сфере — я проектным менеджером, Антон — бизнес-аналитиком. При этом много путешествовали. 

В Европе нам часто попадались заведения необычных для Украины форматов. Мне очень понравились кофейни с книжным магазином: это же прекрасно пить кофе и читать книгу, а на следующий день — прийти и продолжить. Кроме того, в других странах мы видели кофейни, где проводят лекции и мероприятия. А еще — пабы, в которых люди пьют пиво и играют в настольные игры.  

На тот момент в Харькове таких мест не было и я мечтала, чтобы у нас они начали появляться. Но никогда не думала, что к этому будем причастны мы. 

А.Ц.: А как родился формат Pakufuda? 

Антон Шигимага: Когда мы начали собирать информацию для открытия кофейни с книжным магазином, поняли, что не знаем, как работает книжная индустрия и не настолько глубоко разбираемся в литературных трендах. А вот сфера настольных игр была нам понятна. 

Саму идею мы собрали из разных элементов, подсмотренных во время путешествий — кофейня с книгами, паб с настольными играми, урбан-спейс с нереальной лестницей. Соединив их, у нас получился новый для Украины формат. Что интересно, в Харькове чуть позже открылось еще одно похожее заведение.   

А.Ц.: Паб с настолками не рассматривали? 

Л.М.: Алкоголем мы не готовы были заниматься. Для нас столько всего было непонятным, что добавлять еще и вопросы с лицензией мы не рискнули. Нам нравится концепция, которая у нас получилась, и мы не рассматриваем переход на алкогольный формат. Но и он уже не кажется страшной затеей.

А.Ц.: Как вы готовились к запуску проекта? Было ли вам страшно на старте? 

Л.М.: Мне было страшно. Я могу делать хорошо то, что мне нужно, но убеждать кого-то, что моя идея достойная — мне сложно. У меня было много сомнений и мы делали все через сомнения. 

А.Ш.: Мотивация и готовность на старте то растет, то падает. Когда мы не смогли найти подходящее помещение, проект заглох на пару месяцев. Но потом на подъеме мотивации нашли помещение и взяли его в аренду на год. И тогда уже нужно было думать, как быстрее запустить проект, чтобы не платить аренду из своего кармана.

Чтобы себя успокоить, мы посчитали, что для достижения точки безубыточности нам надо продавать три чашки кофе в час. Это показалось нам реалистичным, хотя считали мы смешно и использовали цифры с потолка.

А.Ц.: Подозреваю, что именно на сомнениях и страхе неприлично много классных идей умирает. Что делать человеку, когда ему страшно начать? 

Л.М.: Взять инвестиции или предпринять любой шаг, который сделает ваше решение необратимыми. Дальше тебе все так же страшно, но ты уже ничего не можешь с этим сделать. 

А.Ш.: Моя стратегия — впрыгнуть, а потом уже разбираться. Книга Кийосаки «Богатый папа, Бедный папа» на меня сильно повлияла, из нее я понял, что вся стартап-культура вращается вокруг мысли, что не стоит бояться совершить ошибку. Да, будут проекты, которые не взлетят. Но обязательно будут и те, которые выстрелят. Нужно пробовать. 

Погружение в город и поиск инвестиций


А.Ц.: Антон, знаю, что у тебя это не первая идея стартапа. Чем она отличалась от остальных и почему выстрелила? 

А.Ш.: Мне кажется, что помогло наличие партнера, который может поддержать, сказать, что твоя идея не совсем сумасшедшая. Или наоборот: что сумасшедшая. 

Л.М.: Когда ты сам что-то придумал — хорошо. Но намного легче, когда есть еще мысль со стороны и кто-то, кто параллельно с тобой что-то делает. 

А.Ц.: Кроме вас были ли еще люди, благодаря которым Pakufuda случилась или это исключительно ваш проект? 

Л.М.: Когда мы запускали проект, то разбирались в части настольных игр и представляли, как это будет работать. С баром сложнее — мы представляли визуально, но не понимали, какой кофе и оборудование покупать, как вообще должна работать кофейня. 

Мы запартнерились с Таней Синюгиной, которая разбирается в кофейной теме. Она поставила нам кофейный бар. В процессе узнали, что она занимается еще и выпечкой в другом кафе. Так у нас появились булочки.

Таня тогда думала, как запустить свою пекарню. И мы предложили ей обосноваться в помещении, которое у нас было не задействовано. Она сразу купила оборудование и запустилась. Так нас стало трое. Сейчас у Тани уже пять человек в команде, кайфово наблюдать, как ее проект развивается. 

Наше здание я называю хостелом, потому что там постоянное броуновское движение между пекарней и кофейней — кто-то играет, кто-то пьет кофе и общается, иногда еще спят на подоконнике-диванчике. 

А.Ц.: Какие вложения вы использовали для запуска проекта? 

Л.М.: У нас были финансовые партнеры. Когда мы только начинали, я отталкивалась от того, что мы можем сделать, вложив свои деньги. Сделать можно было немного, поэтому начали искать инвестиции.  

А.Ш.: В итоге половину всех вложений инвестировал в проект человек из ближнего окружения, остальное вложили мы. Без инвестиций мы бы, наверное, намного дольше все делали и потеряли бы момент. А может — и интерес.

А.Ц.: А что делать тем, кто не может найти инвестора в ближайшем окружении? Какие есть варианты? 

А.Ш.: Сейчас в Украине очень многие занимаются инвестированием, поэтому найти инвестора реально. Я и сам вкладываюсь в проекты и идеи, которые мне понравились. Если есть идея, но нет собственных ресурсов, обязательно нужно искать инвесторов. А им в свою очередь будут рады найти достойные идеи и команды. 

А.Ц.: Вы уже сказали, что раньше много путешествовали. Запустив проект с привязкой к конкретной локации, нет ли ощущения, что вы привязываете себя к Харькову и не сможете так просто куда-то поехать? 

А.Ш.: Я планировал поставить Пакуфуду на рельсы, подобрать управляющего, который обеспечит ежедневное функционирование кафе и переключиться на другие проекты. Но сейчас уже понимаю, что управляющего, который будет так же сильно вкладываться в проект, найти сложно. Поэтому сказать всем «пока-пока» и уехать в кругосветку не получится. К счастью, нам пока не хочется бросать Пакуфуду. 

Л.М.: К тому же, три года назад мы завели собаку, это был наш первый шаг к оседлой жизни. Мы осознавали, что теперь уехать на полгода будет сложнее. Но если по-настоящему есть желание, то способ найдется. А если кажется, что тебя что-то держит на месте — это скорее всего что-то в твоей голове. 

А.Ц.: У вас были мысли уехать из Украины навсегда?

Л.М.: У меня незакрытый гештальт по поводу проживания в другой стране. После учебы я поступила в университет во Франции, но мне не открыли визу. Антон — «Харьково-ориентированный» человек, а я приехала сюда из Мариуполя. Харьков мне нравится, но до Пакуфуды я жила здесь без привязанности и мне было не принципиально оставаться.

А.Ц.: Как повлияло открытие Пакуфуды на твои отношения с городом? 

Л.М.: С появлением Пакуфуды мы создали вокруг себя тусовку приятных нам людей. Когда ты живешь и работаешь в чужом городе, ежедневно взаимодействуешь со случайными людьми, у которых абсолютно разный менталитет, интересы и ценности. Тебе не все из них резонируют. А Пакуфуда — близкое нам по духу место и туда начали подтягиваться близкие нам по духу люди. Когда находишься среди таких людей, кажется, что все люди в Харькове такие же приятные. 

Столкновение с системой и эмоциональный баланс

А.Ц.: Уютная атмосфера и тусовка самого кафе вряд ли ограничивает вас как предпринимателей от взаимодействия с прагматичной системой. Как у вас это происходит? 

А.Ш.: На самом деле это не так страшно и агрессивно, как может показаться. На этапе ремонта к нам приходил представитель пожарной службы, явно намекая на взятку. Но мы его отправили к собственнику помещения, который многое повидал и знает, как дать отпор таким товарищам.

Или вот недавно мы выносили строительный мусор и замешкались вывезти его сразу. Кто-то из соседей (вполне обоснованно) обратился в горсовет. Сотрудник горсовета, который пришел проводить с нами разъяснительные работы, был вполне культурным человеком, мы договорились о сроках устранения проблемы и быстро закрыли эту задачу. 

Л.М.: Еще были ребята, которые через Shazam пробивают композиции, играющие в заведении и склоняют подписать договор, платить им несколько тысяч гривен в месяц. Но они работают только с крупными попсовыми исполнителями, а мы чаще всего слушаем маленьких камерных. У нас есть плейлист музыки, доступной для общего использования.

Были и вполне предсказуемые соприкосновения с системой — с налоговой, например. 

А.Ц.: У вас есть какая-то внутренняя договоренность с собой по поводу скучной рутинной работы или, может, вас мотивирует большая цель? 

Л.М.: У меня принцип — надо, значит надо. Это как почистить зубы утром — даже если тебе лень, ты идешь и делаешь это. 

А.Ц.: Как эволюционировало ваше эмоциональное состояние в течение реализации проекта и отличалось ли оно на разных этапах?  

Л.М.: Бизнес — это эмоциональные горки. Нет такого, что ты два месяца счастлив, а потом — два месяца в стрессе. В течение дня тебя бросает из одной крайности в другую. Сначала ты думаешь, как офигенно все работает. Но тут же что-то наваливается и ты уже в шоке, что все валится. В таких ситуациях порой просто нужно дать себе отдохнуть. 

А.Ц.: Как вести бизнес в режиме этих эмоциональных горок, не принимать поспешных решений, которые могут повредить команде, вам и бизнесу? 

Л.М.: Тот факт, что мы связаны с пекарней, помогает. Мы не можем приостановить работу и они тоже не могут просто перестать печь булочки. Ну и вообще понимаешь, что если сейчас горка идет вниз, то потом пойдет вверх. 

А.Ш.: Так и происходит. Попсиховал, а потом сел в кресло, смотришь: люди подходят, кофе заказывают, книжечки берут, в настолки играют, все довольные, светло, уютно — становится классно. 

А.Ц.: А как восстановить себя, чтобы не распространять свое негативное состояние на команду и на проект?

Л.М.: Любые творческие задачи в таком состоянии валятся. Поэтому нужно переждать, а дальше обязательно что-то произойдет (ну просто потому что постоянно что-то происходит) и обязательно переключит внимание на другую волну. Иногда ты сам себе можешь найти что-то такое и тогда можно дальше работать. 

А.Ш.: Для меня всегда лучшее решение в таком состоянии — просто молчать. Иначе можно наломать таких дров, что потом придется очень долго разгребать. Я не общаюсь с людьми на те темы, которые являются для меня критичными или проблемными на данный момент. Я абстрагируюсь и занимаюсь текущими рутинными задачами, которыми неизбежно нужно заниматься. Например, наклеить наклейки на коробки, дерево пилить — отличная трудотерапия.  

Тяжкий труд vs Легкость в работе

А.Ц.: Как вы думаете, что первично — идея или желание открыть свое дело? 

А.Ш.: Пять лет в моих планах на год был пункт — открыть бизнес. Но как только я перестал писать его в своих целях, это случилось. Получается, что одного желания открыть бизнес недостаточно. С другой стороны, наша идея тоже не реализовалась в изначальном виде, а превратилась в нечто совершенно новое. 

А.Ц.: Что определяет, в какую сторону вы движетесь и развиваетесь, за что браться, за что не браться?

Л.М.: Чаще всего направление развития определяется нашим личным интересом. Например, мы проводили лекции от представителей приюта для собак, потому что нам самим интересна эта тема. У нас нет проекта на три года, куда должна развиться Pakufuda. Сейчас состояние штиля в том плане, что мы кайфуем от повседневных мелочей.  

А.Ш.: Мы не бизнесмены в классическом понимании. Не фокусируемся исключительно на прибыли, скорее на удовольствии, которое получаем в процессе. 

Л.М.: Мы думали о том, можем ли мы открыть такое место в другом городе, но поняли, что нет. Здесь у нас химия всей нашей тусовки и Загоспромья, поэтому масштабироваться на другие города нам кажется не лучшей идеей. 

А.Ц.: А как вы обычно определяете задачи на день? Есть ли у вас пунктик по поводу продуктивности? 

А.Ш.: В моем to-do-list обычно 15-20 задач на день. Понятно, что я все их не выполню, но я понимаю их объем и могу выбрать задачу под настроение. Иногда хочется пилить дерево или сходить в полиграфию, а иногда — заняться контентом или игротеками. Когда несколько дней подряд ничего не хочется делать, меня это фрустрирует, потому что дела накапливаются и список становится огромным. Приходится догонять. 

Л.М.: Мне иногда хотелось бы жить с рутиной, но я человек-гедонист и все мои попытки приучить себя к ней ничем не закончились. Конечно, вещи, которые нужно сделать в первую очередь, мы делаем, но все остальное — в плавающем режиме.

А.Ц.: Что делать начинающим предпринимателям, чтобы повторить ваш успех?

Л.М.: Лучше мы не будем давать советы по открытию бизнеса. Пока нам кажется, что у нас срослось много важных элементов. И мы не можем объяснить другим, как сделать так, чтобы у них тоже все срослось. 

А.Ш.: Есть вещи, которые мы делали полусознательно. Например, качественный, красивый, современный интерьер, полудомашняя атмосфера, классная выпечка, хороший кофе, полка с настолками. Все объединилось в такой концепт, который многим людям стал родным и близким по духу. Поэтому проект двигается за счет сарафанного радио и селф-маркетинга.

А.Ц.: Мне кажется, в нашем менталитете существенное место занимает стереотип, что для достижения чего-либо нужно пахать и мучаться. Похоже, ваш пример опровергает его…

Л.М.: У меня тоже есть такой стереотип. И я немного комплексую, что у нас что-то работает более расслабленно. Но все зависит еще и от целей. У нас сейчас штиль, мы стабильно работаем и нам не нужно с утра до вечера заниматься проектом. Но если иметь серьезный план развития, то сразу найдется задач на 12+ часов в день. 

Сейчас мы делаем ремонт в еще одном помещении, в подвале под Пакуфудой — там будет магазин настольных игр. В этом пространстве места больше, чем необходимо, и мы не до конца знаем, как хотим его реализовать, поэтому открыты к предложениям.  

А.Ш.: Мы развиваем проект, но в комфортной для нас скорости. Ремонт для магазина тоже можно было сделать быстрее, чем делаем, но с бóльшим количеством стресса и утомления. 

А.Ц.: У вас срослось много элементов и все получилось. Но есть люди, у которых наоборот все идет с напрягом и не клеится. От чего это зависит?

А.Ш.: Думаю, что в любом успешном бизнесе есть доля удачи. Можно делать все для успеха проекта, но какое-то ключевое событие может произойти и проект выстрелит или наоборот. 

Например, в Пакуфуде важную роль играет помещение — два этажа, большие окна, терраса. Мы здесь рядом живем и видели его давно, но не могли найти контакты собственника. А когда начали рассматривать другие варианты, в одном из объявлений была приписка, что есть еще помещение на проспекте Независимости. И это оказалось то самое место, которое мы искали. Вот такой случайный фактор удачи.  

Л.М.: Мы долго искали и случайно нашли. И с работой так — ты делаешь и делаешь, а потом случайно у тебя все получается. 

Александра Цымбал, фотографии — Екатерина Переверзева


«Люк» — це крафтове медіа про Харків і культуру. Щоб створювати новий контент і залишатися незалежними, нам доводиться докладати багато зусиль і часу. Ви можете робити свій щомісячний внесок у створення нашого медіа або підтримати нас будь-якою зручною для вас сумою.

Це зображення має порожній атрибут alt; ім'я файлу ptrn-1024x235.png