Люди
Случилась поэзия. Артем Эльф

В серии «Случилась поэзия» мы пытаемся понять Харьков через призму его поэтов.

В предыдущих выпусках нашими героями становились Александр КочарянАл ПантелятЯрослав КорневЕвгений ВолодченкоАся ШевцоваСергей СавченкоЭд ПоповАлиса ШампанскаяНатали Кот и Александр Кудь.

Сегодня своей поэзией и отношениями с ней делится соорганизатор «Літературний Slam» Артем Эльф. А уже в эту субботу, 13 марта, в легендарном «Доме Слово» литслэм в коллаборации с Харьковской резиденцией «Слово» организовывает квартирник, на котором 13 молодых поэтов будут читать свои стихотворения.

В серии «Случилась поэзия» мы пытаемся понять Харьков через призму его поэтов.

В предыдущих выпусках нашими героями становились Александр КочарянАл ПантелятЯрослав КорневЕвгений ВолодченкоАся ШевцоваСергей СавченкоЭд ПоповАлиса ШампанскаяНатали Кот и Александр Кудь.

Сегодня своей поэзией и отношениями с ней делится соорганизатор «Літературний Slam» Артем Эльф. А уже в эту субботу, 13 марта, в легендарном «Доме Слово» литслэм в коллаборации с Харьковской резиденцией «Слово» организовывает квартирник, на котором 13 молодых поэтов будут читать свои стихотворения.

Как со мной случилась поэзия?

У меня с детства все как-то не заладилось. Дети меня не очень любили и не стремились со мной играть. Поэтому я целыми днями придумывал различные фэнтезийные миры, персонажей, проворачивал в голове кучу разных сюжетов. Было весело — как говорят, «дурному не скучно й самому».

В подростковом возрасте из всех утюгов моей Вселенной  ярко одетый парнишка внезапно спросил «Кто ты?». И я понял, что могу не только фантазировать, но и записывать свои мысли в рифму. Началась новая жизнь, наполненная хип-хопом, различными его элементами, одеждой, жаргоном и, естественно, постоянным рифмованием всего подряд.

Далее было знакомство с рок-музыкой, с ее эстетикой. Первые книги, которые начал читать не из-под палки. Первый театральный кружок.

Любимым классическим поэтом был и остается Маяковский. Любимые писатели: Толкин, Паланик, Берроуз, Ремарк.

Все эти элементы заложили фундамент моего творческого я. Того, кем являюсь сейчас.

Почему я Эльф? Потому что сказочный и пишу сказки.


Дешевое отчаяние
и чайки над пристанью,
больше не любовь
а так, отпечаток.
Давно устал и привык
делиться мыслями
только с парой старых
дырявых перчаток.

А слова застряли на полпути
в них отчетливо видишь
как все не просто,
то снова маешься взаперти
то режешь
сознание на полоски

И все остается
ровно так, как есть
дым взлетает вверх,
замещая воздух
в глазах твоих больше
нечего прочесть,
пустота давно
в них вьет свои гнезда.

ссохшийся изнутри
как постоялец Аушвица,
посмотри!
за тобой повсюду
тянется тень хандры
сопит, как пьяница,
у двери,
за которой спрятаны
те миры,
где укусы времени
не видны,
не важны регалии и чины,
где не остаются
совсем одни.

И ты продолжаешь искать
скелеты в своем шкафу,
виня себя за все, что прожито

на ощупь, спотыкаясь,
проходить маршрут
вдоль которого трупы
воспоминаний сложены

где в конце пути
будет та же дверь
и никак не можешь
перестать метаться.
Все опять по кругу:
пересчет потерь,
перестук надежд,
помещенных в карцер.

2016


Иона

Иона все еще
жаждет выдоха
скажи ему скорей,
что море высохло
скажи, что мир вокруг —
лишь китовый труп
там Гавриил трубил,
а ты не слышал труб
здесь мне мерещится каждый,
ночь «на выходах»
нам всем придется однажды
заплатить сполна
за то, что время вспять —
не повернуть, не встать
не некуда расти
в брюшиной полости.

2016


Мы сотни лет в эфире

Мы сотни лет в эфире.
рисуем руны
на брюхе
небесных сфер.

здесь волком воют дыры,
чернея зевом,
с эхом
вдыхают холодный мир.

мы закрываем небо,
кометы жменями
летят в карманы,
привычный теряя свет,

где-то несется время,
и молчаливая Вселенная
нас заберет подальше
от чужих планет.

ожидание тлеет.
обостренным чувствам
невтерпеж добавить
в топку ярких красок.

чтобы стало чуть теплее,
ломаем с хрустом,
словно сухие ветви,
протуберанцы счастья.

на фоне космос
сгорел дотла.
это просто наш
с тобою пьяный праздник!

все несерьезно
за чертой стола,
где мы увязли
в дележке млечной массы.

где тоскою обвитый
голодный вой
черных дыр,
раскрывших в атаке пасти,

нам напомнит жизни
те, что мы тобой
не смогли прожить,
что давно угасли.

2017


Ветки деревьев, как острые пальцы,
Царапают мутную гладь поднебесья.
Сомнения выели временный панцирь,
Не в состоянии, спасти от процесса

Несобранный пазл, вопрос без ответа,
Стены все время становятся уже.
Уставшее сердце требует света,
не зная, что завтра, будет лишь хуже

Разные, прочие, пророчат ночь —
перед глазами жизни спектакль.
Радость не вечна, и каждый не прочь,
Запустить свои руки в ее сладкую мякоть.

Неуемное время, липнет как скотч,
И тоска, расцветая, ползет по бумаге.
Рыба молчит. Ей нечем не помочь.
А ты просто не знаешь, кто ты, в этой саге.

За словом слово — холодный мир,
Замер в моменте перемены стадий,
Когда ты попал в лабиринт квартир,
А годы, балластом, волочатся сзади

Все снова и снова — холодный мир,
Замер в моменте перемены стадий,
Когда ты попал в лабиринт квартир,
А годы, балластом, волочатся сзади.

2017


Вачовски

Вы спросите кратко
у ленты: «как так-то?»,
увидев пост этот
на «в контакте»

смириться с тем фактом,
что сразу два брата
пол поменяли —
жутко и гадко

ведь были ребята,
Лари и Энди,
а стали внезапно —
Лили и Лана,
очень внезапный
поворот в сюжете

и для нас с вами тоже
это очень странно

против природы
пошли, уроды! —
закричали защитники
основ морали

на этот конфуз
Ким
четко сказал,
что у них за такое б
давно расстреляли

причем расстреляли не только их,
а еще и хирурга,
всю семью,
соседей

но сегодня у нас
не о Киме стих,
а сегодня стих
о двух странных леди.

Я долго думал,
все решал — чё, как,
и пришел в итоге
к одной ясной мысли

против природы
идти, друзья,
человечества —
главный смысл жизни!

Пока кашалоты
едят пенопласт,
сброшенный нами
в мировые воды

против природы
идти нам в масть,
но у всех свой путь
и свои подходы.

кто-то ведет отстрел
редких птиц,
а кто-то джунгли
пилит на доски.

так что с точки зрения
перехода границ
не так страшен поступок
сестер Вачовски.

2017


Ничто не стоит на месте

Ничто не стоит на месте,
в том числе — поражение печени,
Мне водочки дайте двести
И больше здесь делать нечего.

Завязал, забросил поэзию
И мечтать о личной геральдике,
Вышел в зал и попутно в депрессию
Слушать, как распыляются «скальдики».

Напророчил себе зарифмовано
Дел не сделанных, сорванных праздников.
Мною нервы в куплеты спрессованы —
Метастазы обрывков фантазии.

А тем временем, тихой поступью,
По безбрежно огромному космосу —
Бродят, разные Велесы, Кроносы
И смеются надо мной вполголоса.

Мол, не так ты расходуешь магию,
Твои саги пахнут палладием,
все вокруг приближается к стадии
абсолютного неприятия.

Приятель, поменяй
хоть что-то!
пойми все просто:
ведь ты почти
Хантер Томпсон
и тебе нужен спонсор.

Который устроит тебя
на обложку Форбса
и подгонит женщин
с эротичным торсом.

А ты все убиваешься
как апостол,
немного косно
бросаешь фразы
про Холокосты.

А твоей злости,
Хватило б, чтобы
двигать звезды,
планет горсти
бросая в окна богу
проситься в гости.

С этой простою истиной
Не поспоришь.
Счастье — словно искрами
В темном море.
Я так хотел быть искренним
в своем горе,
что позабыл на пристани
силу воли.

А волны так и шепчут —
Пора бы сдаться.
Удачи мелкий жемчуг
сжимая в пальцах,
гребу по этой жизни
как солдат по плацу,
но верю что однажды
смогу подняться.

И громогласным эхом
По площадям
Ровный шаг мой
Станет победным маршем,
который будет слышно
другим мирам,
другим вселенным
и даже дальше.

2019


Колян и Ленин

Дедушка Ленин,
бежавший с площади,
безного хромая,
притопал на Салтовку.

Влез в маршрутку
(нагло, вне очереди),
закричал на водилу,
до слез умоляя:

«Вези меня, шеф,
в глубины Северной —
там живет единственный,
вроде бы,

кому нет до меня
никакого дела
(он вообще
не привык
увлекаться Володями).»

Я приду под окна
и буду кричать:
«Товарищ, прошу
чуть-чуть гуманизма!

У меня нет ноги
и негде стоять,
призывая народ
идти к коммунизму.»

На что водила,
закатив глаза,
сказал: «Дядя,
без оплаты сюда нельзя –
иначе к спасению двигай сам
по этим северным полюсам.»

Еще не был Ильич
так близок к провалу.
Осмотрев салон
взглядом злым и усталым,

нехотя
сошел со ступенек —
потому как, по Марксу,
в коммунизме
нет денег.

Вот так и получилось,
в который раз —
герой безымянный
всех граждан спас:

Человек Колян,
без войн и пыток,
доказал, чем удобней
свободный рынок.

2019


Сын человеческий

Мир, брошенный богом,
много пьет и сношает
все, что лезет под руку.
Ему одиноко немного —
вверх пялятся глазки
из клеток питомника,

под траурно-пасмурным небом
волоком тащат
свое вчерашнее.

реальность, покрытая снегом,
мешает увидеть
происходящее.

Так говорил
сын человеческий.
он точно знает
что будет правильней:

как тебе жить,
развиваться коммерчески,
не допуская вариантов
Кайна и Авеля.

Собран из точек и пикселей,
выстроен
храм комбинаций,
слов и чисел,

в котором без толку
жонглировать смыслами.
все ваши эмоции —
просто вымысел,

попытка соврать себе,
придумать повод,
ничего не делать ровно,
слоняясь в закоулках комнат,

томно говорить о том,
что ты был никем не понят.
взлеты все кончались дном,
сном в эдеме из бетона.

Стих 2

Несчастные, нищие духом,
не нашедшие манны
и прочей пищи,
все тише стеная о чуде,
шепча то ли в стену,
то ли в ухо Кришне,

прядут нейронные сети,
творя истину, —
ту, что, казалось, потеряна,

чертят стилусом ихтис,
пока их элохим
рождается в серверной.

Он — высший порядок,
что призван быть рядом,
прозван мессией
для всех живущих,

порцией яда,
ударом приклада…
через день — Хиросима,
и вы все в гуще.

Сущий, увы, избегает встреч;
саваоф 2.0 свершит, что предрекалось —
ведь не мир он, нам, несет а меч,
которым будет править слабость.

2019


ХС ВС MTF

Иисус на подкатах
Ругался бы матом,
Мозолил Ютуб бы,
На батлах дебатил,
Набатом на пати
Про рай и про батю.
Всё нищим раздай —
Ведь вокруг одни братья.

Релизы, гастроли,
Газгольдер и соли,
Марий магдалин
Ему дарят как пони.

И большей иконы
Не будет в Неоне —
Не вспомнят в каноне
Ни Клайда ни Бонни.

Кумиров-то море,
И в каждом в притоне,
На каждом лице,
И в любом фараоне

Пытаются видеть
Замену утрате:
Сойди-ка с креста —
Все заждались на хате.

2020


Poetrycomics

Я не пидор,
а просто красивый.
Шо вы тычете
мне свои ксивы?

Ксеноморфы рычат
про сативу,
мол — сатир,
ты нас лучше не зли,
на.

Санитары
бетонного леса —
по карманам
в поисках «веса»,

Как сантехник,
в отлове принцессы
создают беспокойство
и стрессы.

2

На задворках
спальных галактик,
где по падикам
парни в азарте

заправляют
ракеты экстрактом,
ожидая
отсчёта и старта.

Кто-нибудь
пояснит за космос.
Мне не ясно
в чем суть вопроса.

На даосов
здесь нету спроса,
и за дымом
не видно звёзды.

3

Тормози-ка нам
Атуина, бро.
А куда он там
в общем — все равно.

До утра на дно,
после — голодно.
По пятам идут
Злые вогоны.

Не лимон-жиган,
не Ален Делон,
из шалмана пьяно
выползал пижон.

Рано, время — дрянь,
в небе мчит Амон,
вдаль катиться день
начал колесом.

2021

Обложка — Влад Найденов


«Люк» — це крафтове медіа про Харків і культуру. Щоб створювати новий контент і залишатися незалежними, нам доводиться докладати багато зусиль і часу. Ви можете робити свій щомісячний внесок у створення нашого медіа або підтримати нас будь-якою зручною для вас сумою.

Це зображення має порожній атрибут alt; ім'я файлу ptrn-1024x235.png